О переводах

Как вы заметили, практически на всех этапах изучения языка вы пользуетесь переводом оригинального текста на ваш родной. И вы, очевидно, заметили отсутствие упражнений по переводу. Да, да! Я запрещаю вам переводить! Может, конечно, запретный плод и сладок, но в данном случае он ужасно ядовит! Давайте попробуем понять, что делает профессиональный переводчик. Вспомним, что язык — это способ описания окружающей реальности. На первом этапе переводчик получает информацию на иностранном языке — слышит или читает фрагмент текста, на следующем этапе представляет эту реальность в виде зрительных, слуховых и кинестетических образов, после этого переводчик начинает описывать то, что он представил, используя языковые средства другого языка. Кстати, одна из причин того, что компьютерные программы переводят текст плохо или посредственно, заключается в том, что компьютер не представляет описываемую в тексте-источнике реальность, иными словами, компьютер не знает, что он переводит.

Здесь мне хочется процитировать слова Като Ломб ( Kato Lomb ), синхронной переводчицы, владевшей 16 языками: «Хорош тот перевод, который порождает те же ассоциации, что устная или письменная речь на языке оригинала». Я предлагаю немного видоизмененный вариант определения: «Хороший перевод вызовет у человека, идеально владеющего обоими языками, практически те же ассоциации/чувства/образы, что и оригинал». Как вы понимаете, чтобы сделать качественный перевод, необходимо полноценное владение родным и иностранным языками: только при этом условии вам будет практически на 100% понятно, какая реальность описывается во фрагменте-источнике, и только при этом условии вы сможете идентично описать реальность на родном языке. До того момента, когда вы начнете полноценно владеть обоими языками, переводить бесполезно! У 99% учащихся в процессе перевода языковая компетенция ни в первом, ни во втором языке не повышается. Об этом важно знать, чтобы не тратить попусту время.

Основная проблема упражнений по переводу заключается в том, что большинство людей не могут быстро’ переключаться с одного языка на другой.


И это, кстати, абсолютно нормально. Ваша задача – выучить иностранный язык, а не научиться прыгать между изучаемым языком и своим родным. Причем вплоть до самых продвинутых стадий эти прыжки (если вы вдруг захотите прыгать) будут малоэффективными, с множеством падений и ушибов. Другая проблема — отсутствие полного комфорта при использовании чужого языка и легкости во владении им на начальных и средних этапах обучения. Еще одна проблема — отсутствие непосредственного опыта. Например, при письменном переводе вы видите перед собой страницу учебника, и практически все время приходится мысленно представлять описываемую реальность в отличие от видео, где вы непосредственно ее видите и ее же описывает носитель языка. Вот поэтому упражнения по переводу чаще всего неэффективны и вызывают трудности при их выполнении. У многих это может снизить мотивацию, уменьшить количество положительных эмоций, в норме сопровождающих изучение иностранного языка.

Рассмотрим недостатки упражнений по переводу с иностранного языка на ваш родной. Вам дают текст на иностранном языке, который вы читаете. Если текст полностью понятен, то практически упражнение сводится к тренировке в использовании языковых средств своего родного языка. А вам это нужно? Нет! Если же вы текста не понимаете, то фактически это указывает на вашу некомпетентность в определенной области изучаемого языка. Как приобрести компетенцию для данного предложения? Копаться в словарях, листать грамматические справочники? Это ненужная трата времени. Время, потраченное на копание в словарях и справочниках, лучше использовать на моделирование носителей языка, когда вы по-настоящему учитесь чему-то новому, приобретаете новые знания, или на отработку в параллельном тексте, когда вы приобретенные знания закрепляете. Причем закрепление узнанного идет в естественной для человека ситуации — в общении. Сценки — это ведь не что иное, как общение.

Если брать упражнения по переводу с родного языка на иностранный, то в них тоже не очень много смысла. Для примера упражнение: переведите фразу «как дела?» на английский язык. Правильный ответ: « how areуоu?» Начнем с того, что родной язык вы хорошо понимаете, тратить время на чтение на русском языке на занятиях по изучению иностранного глупо. Далее: вы уже научились понимать смысл фразы «how are уоu?» на этапе моделирования носителей языка и научились сами ее употреблять на этапе отработки в параллельном тексте. Повторюсь: в обоих случаях это происходит в естественной ситуации, когда фраза сопровождается адекватным поведением произносящего ее и собеседника. А вот в процессе упражнения по переводу, увидев русскую фразу «как дела?», учащийся сначала наверняка представит РУССКОГО человека, который произносит эту фразу, а не англичанина или американца, произносящего «how are уou?» с характерной английской интонацией/жестикуляцией/невербальным поведением (я об этом уже упоминал в главе «Структура языка»). Так что непонятно, какой же язык вы учите — английский или русский. Упражнения по переводу на начальном и среднем этапах изучения языка — это верный путь к интерференции (смешению) языков, их лексической, грамматической и фонетической составляющих.

А сейчас я расскажу вам одну притчу.

Была на свете страна, все жители которой играли на скрипках. А один скрипач играл на инструменте не просто хорошо, как его соотечественники, а виртуозно. И он очень любил скрипичную музыку. Однажды из соседней страны, все жители которой были пианистами, приехал в страну скрипачей великий пианист. Скрипачу-виртуозу, который за всю свою жизнь ни разу не слышал фортепианной музыки, удалось попасть на концерт пианиста-виртуоза. Он был поражен! Звучание инструмента показалось ему необычайно красивым, притягательным, завораживающим. Скрипач-виртуоз стал мечтать научиться играть на фортепиано. Он мог бы поехать учиться играть на фортепиано в страну, где все владели этим инструментом, но рассуждал так: «Фортепианная музыка очень сложная. Если я сразу поеду в страну пианистов, наверняка ничего не пойму. Найду-ка я человека, который умеет играть и на скрипке, и на фортепиано. Такой человек быстро сумеет научить меня владеть чудесным инструментом. Он легко объяснит мне все непонятные моменты и тонкости». Я думаю, читатель согласится, что рассуждения скрипача-виртуоза были вполне здравыми.

И вот после длительных поисков скрипачу удалось-таки найти учителя: тот потрясающе играл и на скрипке, и на фортепиано. Скрипач-виртуоз уговорил его давать уроки и в тот же день заказал себе рояль. На первом уроке учитель объяснил скрипачу-виртуозу, как сидеть за инструментом, как правильно держать руки, как правильно нажимать на клавиши. Скрипач-виртуоз получил и первое домашнее задание — разучить гамму до мажор. Вернувшись с урока, он с радостью принялся за дело.

Следующее занятие началось с проверки домашнего задания: учитель попросил скрипача сыграть выученную гамму. Скрипач-виртуоз сыграл. Но — неумело. Учитель остался недоволен и сказал: «Ты ведь хорошо умеешь играть на скрипке — сыграй мне эту гамму на скрипке». Скрипач-виртуоз достал из футляра скрипку, взял смычок и сыграл гамму. Замечательно сыграл! Учитель радостно закивал: «Вот-вот, ведь можешь! А теперь то же самое повтори на рояле!» Скрипач сел за рояль и попытался сыграть гамму, но опять вышло немножко кривовато: нота ми звучала слишком громко. Учителя осенило: «А! Наверное ты просто плохо освоил ноту ми! Попробуй сыграть ее на скрипке! Я знаю, у тебя это хорошо получится!» Скрипач-виртуоз опять послушно взял скрипку, смычок и сыграл ноту ми, вызвав одобрение учителя. «Молодец! Теперь то же самое на рояле!» На этот раз и на незнакомом инструменте у скрипача-виртуоза получилось вполне сносно, но когда учитель попросил его сыграть гамму, вышло почему-то опять нескладно. До конца занятия скрипачу-виртуозу приходилось то играть на скрипке, то садиться за фортепиано.

Спустя несколько недель скрипач-виртуоз научился играть гамму до мажор. Учитель был доволен. Пришла пора разучивать короткие пьесы. Упражнения становились все разнообразнее. Иногда учитель играл что-то на рояле и, желая проверить, правильно ли скрипач уловил мелодию, просил его сыграть то же самое на скрипке. Ученик пытался выполнить задание, но у него редко это получилось: ухо еще не было натренировано различать нюансы фортепианной музыки, разобрать некоторые пассажи на слух он не мог.

Иногда учитель играл что-то на скрипке и просил ученика сыграть ту же мелодию на рояле. И здесь скрипача-виртуоза постигала неудача: он слушал скрипичную музыку, которая была ему близка и понятна, но когда делал попытку переложить музыку для фортепиано, его сбивал с толку необычный тембр нового для него инструмента, скрипач часто не понимал, как сыграть на этих клавишах то, что красиво и легко выводилось смычком. Вы хотите узнать, чем кончилась эта история? История кончилась печально. Скрипач-виртуоз понял, что никогда не научится играть на фортепиано: слишком все сложно и требует долгих-долгих лет занятий. Он перестал ходить к учителю, а рояль продал.

Не показался ли вам, уважаемый читатель, абсурдным такой способ обучения игре на фортепиано? Мне — показался однозначно. Вот и упражнения по переводу текста это не что иное, как бесконечное доставание скрипки, извлечение из инструмента смычком нескольких нот, затем откладывание скрипки в сторону и воспроизведение на рояле этих нот, а потом снова — скрипку в руки, и так до бесконечности. Да, во время изучения языка мы пользуемся переводом текста, иногда — словарем-словником. И если проводить аналогию со скрипачом-виртуозом, то в процессе изучения фортепианной музыки некоторые ноты и музыкальные фразы, сыгранные на рояле, останутся непонятными скрипачу даже после многократного их прослушивания. Эти места учитель должен сыграть скрипачу на скрипке! Произойдет осознание играемых на рояле нот — важный момент процесса обучения. Зачастую даже не придется дополнительно прослушивать, как будет звучать на скрипке данный фрагмент фортепианной музыки, — без перевода вы будете сразу понимать смысл услышанной иностранной фразы. Вообще, работа с переводом и словарем-словником занимает мизерную часть занятия (меньше 5% времени).

Некоторые преподаватели задают мне вопрос: «А как узнать, что ученик правильно понимает смысл произносимой/читаемой им иностранной фразы?» Да, действительно, заставить ученика перевести иностранную фразу на русский язык кажется надежным способом проверки того, понял ученик смысл фразы или нет. И главное, каков идеальный способ контроля успеваемости на занятиях: правильно перевел — «держи, вот тебе пятерочка!», а неправильно — «иди, еще позанимайся!» А то, что время на занятиях тратится самым неэффективным образом, никто из преподавателей не хочет признавать.


Но узнать, понимает ли ученик смысл иностранной фразы, довольно просто, особенно в периоды, когда сценки разыгрываются не один к одному с оригиналом, а в измененном виде. Речь идет о том, чтобы преподаватель постоянно слушал и наблюдал за своими учениками, когда они разыгрывают сценки. Если ученик понимает иностранную речь, то он будет адекватно реагировать на речевые конструкции своего партнера в сценке. И еще один момент: когда ученик не понимает, это практически всегда написано у него на лице, надо только чтобы преподаватель во время занятия внимательно смотрел на своих учеников, а не и учебник.

И я бы посоветовал преподавателю иностранного языка (если именно вы читаете эту книгу): если уж заставляете учеников переводить, то предлагайте им переводить субтитры фильмов, тексты видео-, аудиокурсов — по крайней мере, эти переводы могут пригодиться другим вашим ученикам.