Мнемотехника

Для тех, кто не в курсе, что это такое: мнемотехника — искусство запоминания, означает совокупность приемов и способов, облегчающих запоминание и увеличивающих объем памяти путем образования искусственных ассоциаций» (по М. А. Зиганову, 2000).

В некоторых областях мнемотехника дает действительно потрясающие результаты: с ее помощью можно легко запомнить длинные цифры, адреса, сложные фамилии и т. п. — во всех этих областях отсутствует легко запоминающийся непосредственный опыт (визуальный или аудиальный). И действительно, как запомнить число 73968044873? Освоив мнемотехнические приемы, вы сможете сделать это довольно легко.

Но я не думаю, что иностранный язык должен изучаться с использованием мнемотехники. Если речь идет об устной речи, которая является основой любого языка, то ваша цель — связать то, как звучит то или иное слово, с его образом. Например, звучание английского слова « tree » должно быть связано с визуальным (как дерево выглядит), аудиальным (как шумят листья) и кинестетическим (как ощущается шероховатость коры) образами дерева (сравните с родным языком). Если эта ассоциация «звучание слова – совокупность образов слова» сильная, то, увидев в реальной жизни дерево, вам захочется назвать его « tree », и — аналогично — когда вы услышите, как кто-то произносит « tree », у вас перед глазами всплывет образ дерева, а не образ русского глагола или цифры 3 по- русски, что может произойти, если вы запомните английское слово « tree », проассоциировав (связав) его звучание со звучанием русского слова «три». Такие межъязыковые ассоциации в большинстве случаев мешают, затрудняют спонтанное говорение и понимание иностранной речи на слух.

Есть даже методы, пропагандирующие активное использование мнемотехники для запоминания слов. Для примера приведу метод Самвела Гарибяна («Английский без английского», 2002).

Английское слово « subscriber » («абонент») предлагается запомнить, прочитав (или выучив) 2 фразы:
«(суп с краю бы) хоть лизнуть, который абонент GSM не доел».
«SUBSCRIBER находится на зоне и временно недоступен».

Или для слова « grief » («горе»):
«горе раненому тигру, (гриф -ы) кружатся над ним»,
«Если вы поможете другу в GRIEF , то он вспомнит о вас, оказавшись снова в GRIEF ».


Даже глагол « must » («должен») предлагается запоминать с помощью мнемотехники! Н-да… Если вам хочется, конечно, забивать себе голову такими картинками-визуализациями, которые при дальнейшем изучении языка все равно никогда не понадобятся (если только вы не захотите подсадить и своих друзей на этот «чудо-метод»), то пожалуйста! От лексики, выученной таким методом, до легкого и свободного владения иностранным языком лежит огромная пропасть, которую будет сложно перепрыгнуть. Не говорю уж о довольно жестком смешении двух языков, к которому призывает автор.

Думаю, не стоит прибегать к мнемотехническим приемам и при освоении письменной речи. В частности, очень популярно изучение иероглифов с помощью мнемотехники. Я считаю, что «навешивание» на иероглиф дополнительной визуальной (или какой-либо другой) информации замедлит восприятие письменной речи. Как ив случае ненужности изучения грамматических схем (глава «НЛП-моделирование: нет анализу!») эта дополнительная информация — лишний этап в стратегии «увидел – понял». То же относится и к умению самому писать иероглифы. Здесь, я думаю, все заключается в степени развития вашей зрительной системы. Вспомним, что некоторые художники рисовали довольно сложные цветные (!) картины по памяти» А нам нужно нарисовать всего лишь один иероглиф, к тому же набор составных частей иероглифов довольно ограничен — эти составные части быстро выучиваются. Таким образом, фактически все упирается в навык качественно вспоминать визуальные образы, вполне, кстати, развиваемый навык.